Аллокин-Альфа



Терапия папиломавирусных поражений гениталий у мужчин

ТЕРАПИЯ ПАПИЛОМАВИРУСНЫХ ПОРАЖЕНИЙ ГЕНИТАЛИЙ У МУЖЧИН

 

Cпиридоненко В.В., Хомутов Д.В., Арсиенко Л.С.

ГУ «Луганский государственный медицинский университет»

 

ВВЕДЕНИЕ

Исследования мировой медицины конца ХХ века позволили установить, что вирусы папилломы человека являются широко распространёнными в человеческой популяции. Рост заболеваемости вирусом папилломы человека (ВПЧ) и вирусом простого герпеса 2 типа (ВПГ-2) у лиц молодого и среднего возраста является актуальной проблемой современной медицины и в частности андрологии. Обращаемость к врачу, высокая среди женской популяции, позволяет в большинстве случаев верифицировать и устранять последствия инфицирования ВПЧ на ранних стадиях [7]. У мужчин данная проблема «всплывает», как правило, при наличии значительного поражения ВПЧ, когда проявления заболевания приобретают генерализованный характер и требуют хирургического вмешательства.

Установлено, что развитие атипии в слизистых гениталий, часто является следствием инфицирования ВПЧ, а доминирующим кофактором у обеих полов, способствующим развитию ВПЧ-инфекции, является сексуальная активность. К последней относится: ранняя сексуальная жизнь, большое количество половых партнёров, анальные контакты, секс без барьерных контрацептивов, наличие урогенитальной инфекции, злоупотребление алкоголем, курение и иммунодефициты [2, 5, 9].

Репродукция ВПЧ происходит в ядрах клеток, где вирусная ДНК встраивает собственный геном в ДНК трансформированной клетки и клетка хозяина регулирует экспрессию вирусного генома. Последующая транскрипция вирусного гена, вынуждает клетку хозяина делиться вместе с ВПЧ, что приводит к продуктивному типу воспаления. Инфицирование клеточного эпителия ВПЧ вызывает морфологические изменения в эпителии наружных покровов в виде кожных бородавок и папиллом слизистой оболочки мочевых и половых путей [2].

ВПЧ традиционно считается причиной всех папилломатозных образований кожи и слизистых гениталий, но сравнительно недавно было установлено, что вирусы семейства Papoviridae так же способны индуцировать добро- и злокачественные опухоли человека [1]. В конце ХХ века была доказана онкогенность ВПЧ 16 и 18 типов, а в дальнейшем установлена роль различных типов ВПЧ в развитии цервикальной интраэпителиальной неоплазии (ЦИН) различных степеней [8].

Определение наличия ДНК вируса папилломы человека методом ПЦР и его типирование позволило выявить разновидности вирусов высокого (типы 16, 18, 31, 33, 35, 39, 45, 52, 56, 58, 66), среднего (типы 31, 35) и низкого (типы 6 и 11) онкогенного риска [5].

Изучение природы ВПЧ дало возможность установить генетическую предрасположенность для его активного развития, патогенез которой базируется на способности ВПЧ высокой степени онкогенного риска кодировать синтез капсидных белков Е6 и Е7, участвующих в злокачественной трансформации и деформации клеточного цикла с потерей контроля над репарацией ДНК и репликацией [4, 10]. Это подтверждается на практике, когда пациенты мужского пола имеют клинику часто рецидивирующих вирусных кондилом, резистентных к консервативному и хирургическому видам лечения.

Мировой опыт терапии проявлений ВПЧ складывается из консервативного (иммунокоррекция, разрушение кондилом кислотами, щелочами и т.д.) и хирургического (лазеротерапия, выжигание, криодеструкция, иссечение) методов лечения, однако все чаще встречаются случаи резистентности вирусных кондилом к изолированным видам терапии, что заставляет проводить неоднократные комбинированные курсы лечения.

 

Традиционным подходом при обследовании лиц с ВПЧ является методичная и углублённая диагностика материала из половых путей, направленная на выявление патогенной флоры (герпес-инфекция, трихомонады, хламидии, мико- и уреаплазмы, гонококки, гарднереллы) и цитоморфологии эпителия, что в большинстве случаев способствует уточнению генеза кондилом и роли реализации генетической предрасположенности.

 

Традиционные методы верификации патологической цитоморфологии у женщин могут быть применены и у лиц мужского пола. Так, при кольпоскопии и биопсии шейки матки у женщин с генитальной ВПЧ инфекцией, последняя выявлялась в 30,4% [3], а аналогичное исследование (пенисоскопия, биопсия) у половых партнёров женщин с ЦИН разных степеней, установило субклинические поражения ВПЧ гениталий в 70% [6]. Данный факт демонстрирует наглядную связь передачи ВПЧ с помощью половых контактов и указывает на обоюдную роль в инфицировании.

Интерес клиницистов к появившемуся современному противовирусному препарату на основе искусственно синтезированного олигопептида Аллоферона высок и обусловлен дефицитом эффективных препаратов. Аллофероны являются основным звеном противовирусной защиты насекомых из семейства Calliphoridae, а оригинальный селективный стимулятор факторов естественного иммунитета «Аллокин-альфа» относится к новой группе противовирусных средств «блокирующих выключение цитокинов».

Противовирусное действие «Аллокина-альфа» основано на: 1) наличии факторов неспецифической защиты (блокирование и уничтожение вирусов, бактерий и инфицированный клеток); 2) факторах специфической защиты (формирование иммунного ответа против конкретного вируса, активация цитотоксических Т-лимфоцитов CD8+, В-лимфоцитов, ответственных за продукцию специфических антител).

Таким образом, исходя из патогенетического действия «Аллокина –альфа» на вирусную клетку, можно выделить два механизма действия:

1-й механизм. Выработка лейкоцитарного интерферона локально в очаге вирусной инфекции, как месте основного сигнала наличия вирусного антигена. Данный ответ локализован очагом поражения и не является системным, что позволяет избежать ненужного иммунного влияния на организм в целом.

2-ой механизм. Активация антивирусной системы естественных киллеров (NK, ЛАК–клетки, ЕК–Т, мононуклеарные фагоциты, гранулоциты, ИФН α, -β, -γ, ряд интерлейкинов – ФНО, ИЛ-6, система комплемента и т.д.).

Известно, что NK–клетки - это 5-10% от всей популяции лимфоцитов, которые происходят из гемопоэтической стволовой клетки и созревают в костном мозге. Осуществляя функцию т.н. «иммунного надзора», NK–клетки лизируют клетоки, инфицированные вирусами и другими внутриклеточными возбудителями (а также некоторых опухолевых клеток), проводя таким образом элиминацию клеток, неспособных экспрессировать «свои» антигены. Так же NK–клетки осуществляют продукцию и секрецию ряда иммунорегуляторных цитокинов - ИФН–α, -γ; ИЛ-1, ИЛ-2, лимфотоксин. При развитии вирусной инфекции они мигрируют из костного мозга в очаг под влиянием ИФН 1 типа, распознают и лизируют клетки-мишени, на которых отсутствуют или изменены маркеры характерные для здоровых клеток.

Перспективность «Аллокина-альфа» заключается ещё и в том, что при его применении не происходит формирование резистентных форм вирусов, т.к. активированные им натуральные киллеры просто уничтожают пораженные вирусом клетки вместе с их содержимым.

 

ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ

Провести анализ клинической эффективности препарата «Аллокин-альфа» в терапии местных проявлений вируса папилломы человека у мужчин.

 

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

В ходе исследования была проведена ретроспективная оценка лечения у 61 мужчины, получавшего терапию, включавшую «Аллокин-альфа» по поводу наличия местных проявлений ВПЧ (кондиломы полового члена множественные).

Пациенты были распределены на две клинические группы, из которых 29 мужчин (I группа) получали терапию «Аллокином-альфа» и местное лечение, 17 пациентов (II группа) получали терапию в схеме «Аллокин-альфа – «Неовир» – хирургическое удаление кондилом». В контрольной группе 23 мужчины (ІІІ группа) получали терапию рекомбинантным α2-интерфероном в дозе 3 млн. ЕД № 6 инъекций в\м и хирургическое удаление кондилом.

Средний возраст исследуемых составил 29,3±2,2 лет. Давность заболевания у лиц с ВПЧ в среднем была 28,3±4,5 дней от начала возникновения местных проявлений. Местная терапия подразумевала электроинцизию кондилом, с последующей коагуляцией in situ. Предварительный диагноз устанавливался на основании наличия типичного locus morbi. Верификация ВПЧ-инфицирования проводилась методом ДНК-идентификации ВПЧ в материале и типировании выявленного ВПЧ (степень онкогенности), а так же выяснения степени интраэпителиальной неоплазии. Материалом служило содержимое соскоба из места кондиломатозных образований. Лечение ВПЧ у мужчин проводилось по схеме, предложенной изготовителем: «Аллокин-альфа» по 1 мг в\м через день № 6 инъекций, затем «Неовир» по 2,0 в\м через день № 10 инъекций. Хирургическое вмешательство проводилось после 3-й инъекции «Аллокина-альфа».

Результаты терапии в основных группах сравнивались с контролем в сроках до лечения, на 30 сут. и на 60 сут от 1-й инъекции «Аллокина-альфа». Критериями эффективности были: 1) нормализация состояние места болезни; 2) отрицательные ДНК тесты на ВПЧ; 3) нормализация цитоморфологической картины слизистой (мазок из очага).

Тестами для исследования побочных эффектов терапии являлся клинический анализ крови и биохимические маркеры плазмы крови (билирубин, аланинаминотрансфераза - АЛАТ, аспарагинаминотрансфераза - АСАТ, гаммаглутамилтрансфераза - ГГТ, щелочная фосфатаза - ЩФ, тимоловая проба - ТП).

Статистическую обработку полученных результатов исследований проводили путем компьютерного анализа с использованием лицензионных программ “Microsoft Excel”, “Stadia.6.1/prof” (корреляционный, одно- и многофакторный дисперсный анализы). Достоверность отличий между средними величинами определяли как статистически достоверные при условиях, когда отсутствие существенных отличий (р) не превышало 0,05.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЯ

До начала терапии состояние печеночных проб у всех исследуемых было на уровне нормы, что обязательно учитывалось при отборе больных для терапии. Терапия ВПЧ при сопутствующей печеночной патологии также может проводиться, но с обязательным учетом состояния активности воспаления в паренхиме по данным биохимических проб плазмы крови. Имеются данные о стимулирующем влиянии «Аллокина- альфа» на рост лейкоцитов крови, что является несомненным положительным фактором при наличии лейкопений, обусловленных эффектом иммуносупрессии у ряда иммунных препаратов (рекомбинантный α2-интерферон). Известно, что неадекватные дозы противовирусных препаратов способствуют неполной элиминации возбудителя и высокому риску последующего рецидива, как и хирургическое лечение без проведения вышеуказанной терапии. В ходе исследования, у лиц получавших «Аллокин-альфа» было отмечено, что переносимость данного препарата была значительно лучше, чем таковая при лечении рекомбинантным α2-интерфероном (контроль), особенно в случаях терапии рецидива, где уровень побочных действий составлял около 10,3±0,6% (при р<0,05). Последние были практически в 2,0 раза больше, чем в І и ІІ группах, где общий уровень побочных действий составлял 4,9±0,4% и 5,2±0,3% соответственно (р<0,05). Эти данные указывают на преимущества «Аллокина-альфа» перед препаратами рекомбинантного α2-интерферона при терапии ВПЧ, с эффектом минимального влияния на гепатоциты (рис. 1). Так же интересным является факт наличия одинакового процента развития побочных действий в основных группах. Назначение «Неовира», как продолжение активной противовирусной иммунотерапии, не способствовало достоверному повышению уровня побочных действий у исследуемых (рис.1).

Рисунок 1

Развитие побочного действия при терапии ВПЧ

 

При исследовании до начала лечения у 100% наблюдаемых ДНК-тесты выявили наличие ВПГ, из них у 17,5% при типировании выявлены онкогенные ВПЧ (11,5% - 16 тип ВПЧ, 6% - 18 тип ВПЧ).

Всем пациентам до начала терапии проводилась цитоморфологическая диагностика изменений многослойного плоского эпителия из кондиломатозного очага или рядом расположенных тканей (радиус не более 1 см). Характеристики атипии на фоне ВПЧ были тривиальными: метаплазия эпителия с явной атипией в более 50% клеток, на фоне выраженной воспалительной реакции в клетках многослойного плоского эпителия. Фоновыми изменениями в эпителии были воспалительная реакция и явления выраженного гиперкератоза. В ряде клеток эпителия отмечались герпетические проявления, койлоцитарный эпителий.

В динамике лечения в 2-х основных группах отмечалась наглядная редукция кондиломатозных образований в сроках от 6 до 10-ти суток (4-я инъекция «Аллокина-альфа». Клинически это проявлялось визуальным уменьшением кондилом в размерах, исчезновением новых «молодых» элементов, ликвидацией местного воспаления. Крайне важным условием получения быстрого эффекта в начале лечения являлось отсутствие у пациента препуциального мешка (крайней плоти), т.к. в случаях наличия кондилом в закрытом пространстве (препуции) динамика не была столь наглядной. Такие случаи требовали ежедневной санации препуция антисептиками или мазями с антибиотиком на гидрофильной основе.

Проведение хирургического лечения после 3-х разового введения «Аллокина-альфа» заключалось в электроинцизии кондилом. К этому моменту начальные клинические эффекты препарата проявлялись у 63,0±2,0% пациентов и возникал благоприятный фон для хирургического вмешательства. Последующая терапия «Аллокином-альфа» способствовала закреплению противовирусного специфического и неспецифического эффектов, а назначение «Неовира» по указанной схеме основывалось на включении иммуномодулирующего механизма действия препарата.

При контрольном обследовании на 30-е сут. от начала лечения было установлено, что у 23 (79,3%) лиц І группы имелся достоверный положительный эффект. Это заключалось в улучшении состояния locus morbi, хотя оценить цитоморфологические характеристики было достаточно трудно, учитывая вторичные воспалительные изменения, возникающие в месте деструкции кондилом высокой температурой. Проведение биопсии и ДНК-тестов в указанные сроки было бы неинформативным, поэтому контрольные тесты у лиц данной группы проводились в сроке на 60-е сут. от начала лечения.

Результаты, полученные в сроке на 60-е сут. были таковыми: цитологические признаки атипии в фрагментах слизистой из места операции отсутствовали; имелись признаки умеренного хронического неспецифического воспаления, данные за герпес- или папвирусное поражение эпителия отсутствовали. Контрольные ПЦР-тесты установили отсутствие ДНК ВПЧ у 27 лиц, а в 2-х случаях (6,9%) ДНК ВПЧ была найдена. В последних случаях пациентам была проведена микробиопсия слизистой, при последующем исследовании (90-е сут.) не выявившая признаков рецидива.

Контрольные тесты у лиц ІІ группы на 30-е сут. исследования указали на данные, практически аналогичные таковым в І группе: цитоморфология и ПЦР-тесты были разноречивыми, с высоким риском как ложноположительных, так и ложноотрицательных результатов. На 60-е сут. у 16 лиц ПЦР на ВПЧ была отрицательной, цитоморфология соответствовала таковой в I группе в аналогичных сроках. В единичном случае ПЦР к ВПЧ была положительной, но при контрольном тесте на 90-е сут. результат был отрицательным. Особенностью цитологической картины у данной группы лиц было наличие минимальных проявлений воспалительной реакции, хотя и статистически недостоверное из-за малой группы исследуемых.

У лиц ІІІ группы (контроль) в сроках 60-х сут.было выявлено рецидив ВПЧ по данным ПЦР-теста у 6 лиц (26%) из 23 исследуемых. При дальнейшем контроле через 30 дней (на 90-е сут.) положительный ПЦР-тест выявлен у 4-х мужчин (из них 2- ВПЧ 16 типа, 1- ВПЧ 18 типа, 1- ВПЧ 4 типа), что составило цифру истинного рецидива – 17,3%. Цитоморфология на 60-е сут. характеризвалась вышеуказанными изменениями с явно выраженными признаками воспалительной реакции в месте хирургического вмешательства. У 5 лиц имелись цитологические признаки герпес-поражения эпителия слизистой (ПЦР не проводилась).

Таким образом, уровень рецидивов после проведения лечения в трёх группах составлял 6,9%, 5,8% и 17,3% соответственно (рис. 2)

 

Рисунок 2.

Уровень рецидивов терапии ВПЧ у мужчин на 60-сутки

(ПЦР-тест, р<0,05)


 

Контроль маркеров биохимии печени до и на 30-сут. терапии показал, что терапия в 2-х первых группах не отказывала негативных эффектов на функцию печени, в то время как применение рекомбинантного α2 -интерферона изменяло показатели, с тенденцией к увеличению уровней АЛАТ, АСАТ и ГГТ (табл. 1 и 2).

Таблица 1

Показатели печеночных проб до лечения (M±m, р)

 

Показатели

Норма

І группа

n=(29)

ІІ группа

n=(17)

Контроль 1

n=(23)

Билирубин общий, мкмоль/л

8,6-25,5

ммоль/л

15,02±0,68

р<0,05

15,90±0,74

р<0,05

16,61±0,35

р<0,05

Щелочная фосфатаза, МЕ/л

мужчины до115 МЕ/л

87,5±1,3

р<0,05

86,5±1,4

р<0,05

89,1±1,7

р<0,05

Тимоловая проба, ЕД

0-4 ЕД

2,13±0,13

р>0,05

2,65±0,11

р<0,001

1,04±0,39

р>0,01

АСАТ, ммоль/л

0,10-0,45

ммоль/ч-л

0,35±0,04

р>0,05

0,33±0,05

р>0,05

0,32±0,07

р>0,05

АЛАТ, ммоль/л

0,10-0,68

ммоль/ч-л

0,26±0,04

р>0,05

0,28±0,05

р>0,05

0,32±0,03

р>0,05

ГГТ, Е/л

16-86 Е/л

34,4±1,3

р<0,05

42,8±1,3

р<0,01

48,5±1,4

р<0,01

 

Таблица 2

 

Показатели печеночных проб после лечения (M±m, р)

 

Показатели

Норма

І группа

n=(29)

ІІ группа

n=(17)

Контроль 1

n=(23)

Билирубин общий, мкмоль/л

8,6-25,5

ммоль/л

17,02±0,9

р<0,05

18,10±1,2

р<0,05

23,61±1,3

р<0,05

Щелочная фосфатаза, МЕ/л

мужчины до115 МЕ/л

105,2±1,2

р<0,05

108,5±1,6

р<0,05

116,1±1,5

р<0,05

Тимоловая проба, ЕД

0-4 ЕД

2,62±0,16

р>0,05

2,67±0,12

р<0,001

3,54±0,39

р>0,01

АСАТ, ммоль/л

0,10-0,45

ммоль/ч-л

0,45±0,04

р>0,05

0,46±0,05

р>0,05

0,53±0,07

р>0,05

АЛАТ, ммоль/л

0,10-0,68

ммоль/ч-л

0,56±0,04

р>0,05

0,62±0,05

р>0,05

0,71±0,05

р>0,05

ГГТ, Е/л

16-86 Е/л

55,4±2,7

р<0,05

56,0±2,7

р<0,01

78,5±2,8

р<0,01

 

Исходя из данных исследований, следует полагать, что изолированное использование электрокоагуляции и других методов деструкции кондилом, несущих в себе значительный повреждающий фактор, носит паллиативный характер. Применение современных иммунных препаратов является перспективным направлением и должно предшествовать хирургическому вмешательству, создавая определённый иммунный фон, как местный, так и общий.

Применение комбинации «Аллокин-альфа» и «Неовир» является современной, патогенетически обоснованной и эффективной методикой, позволяющей в ряде случаев обойтись без хирургического вмешательства. В отличие от препаратов рекомбинантного α2-интерферона, вышеуказанные лекарственные средства не вызывают побочных эффектов, связанных с нарушением биохимических показателей печени и имеют низкий уровень рецидивов.

 

Таким образом, имеется вероятность более полной эрадикации ВПЧ с помощью комбинации консервативного («Аллокин-альфа», «Неовир») и хирургического методов лечения ВПЧ-поражения гениталий у мужчин. Данная модель является высокоэффективной, надежной и современной тактикой лечения поражения мужских гениталий вирусом папилломы человека.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Дубинский В.В. Урогенитальная папилломавирусная инфекция (обзор литературы) // Российский журнал кожных и венерических болезней 2000.- 5.- 50-55.

2. Козлова В.И., Пухнер А.Ф. Вирусные, хламидийные и микоплазменные заболевания гениталий. Руководство для врача. - М.: ИИД «Филин», 1997.- 536 с.

3. Atlante M., Pagnini M., Villaccio B. et al. Linfezione da HPV come malattia di coppia. Prevalenza dell’infezionenel partner maschile // Minerva Ginecol.- 1999 May.- 51(5).- 161-164.

4. Yamashita T., Yaginuma Y., Saitoh Y. et al. Codon 72 polymorphism of p53 as a risk factor for patients with human papillomavirus-associated squamous intraepithelial lesions and invazive cancer of the uterine cervix // Carcinogenesis.- 1999, Sep.- 20(9).- 1733-1736. 

5. Yoshicava H., Nagata C., Noda C. Et al. Human papillomavirus infection and other risk factors for cervical intraepithelial neoplasia in Japan // Br J Cancer.- 1999, May.- 80()3-4 .- 621-624.

6. Frega A., Stentella P., Villani C et al. Correlation between cervical intraepithelial neoplasia and human papillomavirus male infections: a longitudinal study // Eur J Gynaecol Oncol.- 1999.- 20(3).- 228-230.

7. Li X., Mi R., Jiao S. Et al. Overexpression of p53 protein and its relation to HPV in squamous intraepithelial lesion and cervical carcinoma // J Clin Pathol.- 1999. Jan.- 52(1).- 17-22.

8. Milde Langosch K., Riethdorf S., Park T.W. Naturlicher Verlauf der HPV-infection. Nutzen der of HPV-infection Usefulness of HPV analysis in cervix diagnosis // Pathology.- 1999, Jan.- 20(1).- 15-24.

9. Sedlacek T.V. Advances in the diagnosis and treatment of human papillomavirus infection // Clin Obstet Gynnecol.-1999, Jun.- 42(2).- 206-220.

10. Zechbe I., Voglino G., Wilander E. Et al. Codon 72 polymorphism of p53 and its association with cervical cancer [letter] // Lancet.- 1999, Jul 17.- 354(9174).- 218-219.

 

Резюме

Терапия папвирусных поражений гениталий у мужчин

Cпиридоненко В.В., Хомутов Д.В., Арсиенко Л.С.

Луганск

В статье проанализировано опыт применения комбинированной схемы терапии папвирусного поражения (кондиломы) слизистых и кожи половых органов у мужчин. Пациенты была разделены на группы: І (n= 29) – получавшие Аллокин-альфа в дозе 6 амп. на курс, с последующим хирургическим удалением кондилом; ІІ (n=17) – получавшие Аллокин-альфа, а затем Неовир 2,0 в/м №10 через день и хирургическим удалением кондилом; ІІІ (n=23) – контроль, получавшие рекомбинантный а2-интерферон 3млн №6 инъекций и хирургическое удаление кондилом. При контрольных тестах на 30-е и 60-е сут. была выявлена положительная динамика в 2-х первых группах, где уровень рецидива составлял 6,9% и 5,8% соответственно (р<0.05). В контроле уровень рецидива составил 17,3%.

Эффективность применения современной терапии в первых группах была очевидной.

Ключевые слова: вирус папилломы человека, Аллокин-альфа, Неовир.

 

Резюме

Терапія папвірусних уражень геніталій у чоловіків

Cпридоненко В.В., Хомутов Д.В., Арсієнко Л.С.

Луганськ

В статті проаналізовано досвід застосування комбінованої схеми терапії папвірусного ураження (конділоми) слизових оболонок і шкіри статевих органів у чоловіків. Пацієнтів було розділено на групи: І (n= 29) – де отримували Аллокин-альфа в дозі 1 мг, 6 амп. на курс з подальшим хірургічним видаленням кондилом; ІІ (n=17) –отримували Аллокин-альфа №6, а потім Неовір 2,0 в\м №10 через день і хірургічне видалення кондилом. В ІІІ групі (n=23) – контроль, хворі отримували рекомбінантний α2-інтерферон 3млн №6 ін’єкцій та хирургичне видалення кондилом. При контрольних тестах на 30-ту та 60-ту добу було виявлено позитивну динаміку в 2-х перших групах, де рівень рецидиву складав 6,9% і 5,8% відповідно (р<0.05). У контролі рівень рецидиву складав понад 17,3%. Таким чином, ефективність впровадження сучасної терапії в перших 2-х групах була наочною.

Ключові слова: вірус папіломи людини, Аллокин-альфа, Неовір.

 

 

Аллокин-Альфа - препарат нового поколения с широким спектром противовирусной активности и иммунокорригирующего действия, по отношению не только к вирусным но и к бактериальным возбудителям.

Аллокин-альфа широко применяется для лечения папилломавирусной инфекции и герпеса.

Аллокин-Альфа

препарат нового поколения с широким спектром противовирусной активности и иммунокорригирующего действия, по отношению не только к вирусным но и к бактериальным возбудителям.
Аллокин-альфа широко применяется для лечения папилломавирусной инфекции и герпеса.

Для просмотра более подробной информации по препарату, пожалуйста подтвердите, что Вы являетесь медицинским специалистом:

GFMG © 2014г Украина (044) 239-26-41